Все, кто хотят жить достойно сейчас и в будущем, все, кому не безразлична судьба родителей и собственная судьба - присоединяйтесь к нашему движению!

"... нужда делает людей жестокими"

Бертран Рассел

Главная

Меморандум движения

Запись в движение

Русский

עברית

Владимир Бабак

Пенсионные реалии Израиля

(Сочетание абсурда и вопиющей социальной несправедливости).

(продолжение, начало см. здесь)

Часть вторая

«Кто что охраняет, тот то и имеет»
Михаил Жванецкий

Кое-что из истории израильских пенсий
(О пенсионных законах «для всех» и о пенсионном обеспечении «для избранных»)

Напомним, что на раннем этапе существования государства, на протяжении почти 30 лет (1955 – 1984), во времена так называемого «социалистического Израиля», его граждане, отработавшие на благо страны не менее десяти лет, обеспечивались пенсией в размере 40 процентов от их заработка. На наш взгляд, это не было «социалистической уравниловкой». Это было справедливое признание равных прав всех граждан страны на достойную пенсию, соответствующую их трудовому вкладу в общенациональный «котел». Кто больше работал и больше зарабатывал, тот, естественно, получал и бОльшую пенсию. Но все имели равные права на равную долю заработной платы в их будущей пенсии (например, 40 процентов при 10-летнем трудовом стаже).

Начиная с 1985 года в пенсионной системе произошли большие изменения. Поголовное право всех граждан на упомянутую равную процентную пенсию, пропорционально заработку, было отменено. Однако бюджетные пенсии в общественном секторе были сохранены. Отныне на практике достойная пенсия гарантировалась лишь наемным работникам, прежде всего чиновникам, занятым в государственном секторе, которые получали ее из бюджетных средств.

Большинство же остальных граждан, а это прежде всего лица, занятые в частном секторе, должны были сами решать свои пенсионные проблемы, участвуя в тех или иных пенсионных фондах. Разумеется, условия пенсионного обеспечения в таких фондах были значительно хуже, чем в государственном секторе. И далеко не все наемные работники в частном секторе самостоятельно делали себе сбережения на будущую пенсию. Кроме того, частные предприниматели не очень охотно делали свою часть отчислений в пенсионные фонды для своих работников. А последние далеко не всегда боролись за свои «пенсионные шекели», опасаясь в случае конфликта с работодателями вообще потерять свои рабочие места. В итоге сотни тысяч граждан, занятых в частном секторе, в силу различных причин вообще оказались без пенсий.

В особо тяжелом положении оставались и сотни тысяч трудящихся, нанятых на работу через посреднические конторы «коах адам», хотя фактически их трудовая деятельность осуществлялась в государственных организациях или предприятиях. Причем, в эту категорию входили (и многие, к сожалению, входят до сих пор) не только охранники, работники по уборке помещений, по обслуживанию больных и пожилых людей, но и специалисты высокой квалификации (учителя, врачи, инженеры и др.). Последние практически никогда раньше не имели никаких общепринятых социальных условий труда (отпуска, больничные и, конечно же, пенсионные отчисления).

При этом их заработная плата также была значительно ниже, чем у их коллег, нанятых предприятиями на работу напрямую. (Автор полностью согласен с бывшим израильским министром Эли Ишаем, справедливо называвшим такую форму найма на работу рабством).

Таким образом, тридцать лет назад трудящиеся страны, с точки зрения обеспечения своих пенсионных прав, были де-факто разделены на три неравные категории: а) занятые в общественном секторе напрямую (преимущественно чиновники высшего и среднего звена), чья старость гарантировалась достойной пенсией из госбюджета, б) занятые в частном секторе, чьи трудовые пенсии рассчитываются на гораздо менее льготных условиях и выплачиваются частными пенсионными фондами, в) те, кому «не положено никакой пенсии», и кто должен на старости лет существовать только на скромные пособия «Битуах Леуми».

Именно в эту категорию «пенсионных отказников», которым «не положено», попали десятки тысяч олим из бывшего Советского Союза, которые вынуждены были после приезда в страну в силу разных причин наниматься на любую низкооплачиваемую работу преимущественно через посреднические конторы на самых унизительных условиях и, конечно же, без каких-либо пенсионных отчислений. Очень многие из них не смогли за прошедшие годы приобрести себе собственное жилье. Они не смогли также получить социальное жилье, которое явно не в почете у руководства страны. Сегодня эти люди вынуждены скитаться по частным квартирам, плата за которые постоянно растет. Столь же быстро растет бедность среди олим пенсионного возраста.

Третья категория трудящихся, те, кому, с точки зрения прежних израильских законов, «пенсия не положена», по своей численности оказалась больше, чем первые две категории, вместе взятые. Для более, чем половины трудящихся Израиля единственной пенсионной перспективой оставалось государственное социальное страхование («Битуах Леуми»).

По своей сути пособия из «Битуах Леуми» для граждан пенсионного возраста (речь не идет об инвалидах, либо о гражданах, потерявших кормильца) практически являются своего рода пенсией, которую получают как те, кто вообще никогда не работал, так и те, кто трудился всю свою жизнь, но в силу тех или иных причин не имел пенсионных отчислений. В определенном смысле пособие из «Битуах Леуми» является неполной социальной уравниловкой. Оно не зависит от размера заработной платы и от размера налога на социальное страхование, который граждане выплачивали в период своей трудовой деятельности. Те, кто проработал менее десяти лет, получают такое же пособие, как и те, кто вообще не работал. Но те, кто проработал более десяти лет, получают некоторую прибавку в соответствии со стажем работы (2 % к базовому пособию за каждый год работы свыше 10 лет и 5 % - за каждый год, проработанный в пенсионном возрасте, но при условии отказа в этот период от получения пособия).

Окончательно бюджетные пенсии были отменены в 2002 году (в армии – в 2004). Но те, кто был нанят на работу до 2002 года, сохраняют права на получение таких пенсий при достижении ими пенсионного возраста.

Только в 2008 году вступил в силу долгожданный Закон об обязательной пенсии. Этот абсолютно необходимый для демократического государства закон, признающий право каждого трудящегося на трудовую пенсию по старости, появился на свет с явным опозданием, когда уже половина трудящихся, достигших пенсионного возраста, не имела пенсий. Закон предусматривает обязательные пенсионные отчисления, которые отныне должны делать все наемные работники и их работодатели. Он был призван улучшить в будущем материальное положение всех наемных работников, достигших пенсионного возраста и не имевших ранее пенсионных отчислений.

Однако закон этот не был подготовлен должным образом. Его разработчики, видимо, были очень далеки от понимания нужд рядовых граждан, для которых, собственно, и готовился этот закон. Они не знали многих, весьма важных для большинства «простых» тружеников, финансовых «деталей», связанных с «Битуах Леуми». В итоге, из-за допущенных просчетов ухудшилось положение многих рядовых трудящихся, о чем будет сказано ниже.

Продержавшееся почти тридцать лет (1955 – 1984) пенсионное законодательство Израиля было справедливым и стабильным и отвечало интересам подавляющего большинства граждан страны. Однако в последние десятилетия в Израиле, как и в большинстве развитых стран мира, происходили экономические и демографические процессы, потребовавшие изменения существовавших пенсионных систем. Прежде всего, резко возросла средняя продолжительность жизни и, если раньше, после достижения пенсионного возраста (как правило, 60-65 лет) трудящийся получал пенсию на протяжении примерно еще около 10 лет своей жизни, то теперь средний срок «пенсионной жизни» вырос в полтора, а то и в два раза. Во-вторых, в развитых цивилизованных странах сократилась рождаемость (это практически не относится к Израилю, где в силу национальных и конфессиональных причин сохраняется достаточно высокий уровень рождаемости). Это привело к дополнительным долгосрочным изменениям в этих странах в соотношении числа работающих граждан и пенсионеров в пользу последних и увеличению вследствие этого нагрузки на работающих. Возникла объективная необходимость разработки новых пенсионных законов, увеличения возраста выхода на пенсию и изменения условий ее выплаты.

К сожалению, в Израиле при выработке новых законов были допущены очевидные просчеты. В частности, не были достаточно хорошо просчитаны «пенсионные возможности» государственного бюджета. Не были соблюдены справедливые, разумные соотношения между трудовыми пенсиями и государственными пособиями не работавшим гражданам, особенно в плане выплат социальных надбавок. Несовершенство этих законов, грубые ошибки, допущенные при их разработке, стали очевидными уже в первые годы их применения.

Представляется, что главная причина такого положения вещей в Израиле состоит в том, что все эти законы и основанные на них пенсионные положения зачастую просто игнорируют интересы основной массы трудящихся. Если судить по итогам применения этих законов на практике, может даже сложиться впечатление, что их разработчики, большинство из которых, видимо, юристы, а также наши законодатели, утверждавшие эти законы, не думали об общенациональной направленности этих законов. Более того, можно предположить, что их усилия были направлены прежде всего на обеспечение исключительно льготных условий пенсионного обеспечения очень узкой категории государственных служащих, прежде всего юридических советников различных категорий, судей, министров, депутатов кнессета, армейских и полицейских руководителей высокого ранга, а также некоторых других категорий высокопоставленных чиновников, в том числе, разумеется, и самих авторов закона, которые постарались себя не обидеть.

Сразу же подчеркнем, что никто не ставит под сомнение право ответственных государственных служащих высокого ранга и, конечно же, командиров армии и полиции, которые несут свою службу с риском для их здоровья и жизни, на получение специальных, гораздо более высоких, пенсий и льготных условий пенсионного обеспечения их семей после их смерти, по сравнению с остальными трудящимися. Но все должно быть в разумных пропорциях. И если вдова председателя раввинатского суда получает пенсию, в полтора раза превосходящую по своим размерам заработную плату находящегося на своем посту премьер-министра, то говорить о соблюдении разумных пропорций в плане размеров пенсий высших государственных чиновников не приходится.

Ситуацию, уже давно сложившуюся в пенсионном обеспечении категории высших чиновников в Израиле, трудно назвать обоснованной (если, конечно, не считать достаточным основанием для этого естественное, по-видимому, желание некоторых из них получить для себя как можно бОльшую долю бюджетного «пенсионного пирога» и явное отсутствие необходимой при этом скромности).

Чтобы не быть голословными, сошлемся на официальный источник, каким является финансовый отчет государства Израиль за 2014 год, который был обнародован в середине июля 2015 года. В нем содержится материал для серьезных размышлений. В частности, сообщается, что 819 человек в стране в 2014 году получали пенсию свыше 60 тысяч (!) шекелей в месяц, в том числе 250 отставных судей получают ежемесячные пенсии в размере 80 – 90 тысяч шекелей в месяц, что, между прочим, более чем в полтора раза превышает заработную плату действующего главы правительства. Конечно же, работа судей и важна, и сложна, и судьи имеют право на высокую зарплату при исполнении ими своих обязанностей и высокую пенсию в старости. Но, представляется, что работа премьер-министра страны (а, особенно, в Израиле) не менее важна и не менее сложна. Так почему же пенсия отставного судьи должна быть значительно выше зарплаты действующего премьер-министра?

Логика, которой руководствовались авторы столь замечательных (особенно для получателей этих пенсий) законов, известна только им самим. На наш взгляд, пенсия любого, уже не работающего государственного чиновника самого высокого уровня, а тем более пенсии их вдов (или вдовцов) не может быть больше заработной платы находящихся на своих постах первых лиц государства. Видимо, авторы системы расчетов пенсий и пенсионных льгот для высокопоставленных чиновников явно, что называется, «перестарались» в своих устремлениях не обидеть их и допустили серьезные ошибки. Не были достаточно обоснованы столь высокие размеры этих пенсий. Не были также в достаточной мере продуманы условия их индексации, что привело к росту размеров таких пенсий в геометрической прогрессии.

А, главное, не были просчитаны их возможные последствия для государственного бюджета. Серьезные ошибки допустили и законодатели, утверждавшие эти законы. Они, видимо, тоже больше думали о том, как эти законы скажутся на их собственном благополучии в будущем, чем о последствиях этих законов для всей страны. А эти последствия уже сегодня тяжелым бременем ложатся на экономику Израиля. В дальнейшем ситуация будет только осложняться.

Так, в 2015 году расходы государства на бюджетные пенсии составили по предварительным расчетам около 19 миллиардов шекелей. И эта сумма должна ежегодно расти вплоть до 2033 года, когда, по расчетам министерства финансов, она предположительно должна составить около 26,5 млрд. шекелей. При этом государству предстоит в ближайшие десятилетия выплатить уже вышедшим на пенсию бюджетникам 384 миллиарда шекелей. Но это еще не все. Кроме этого, государство должно будет выплатить 264 миллиарда шекелей тем лицам, которые еще работают, но имеют право на получение бюджетной пенсии по окончании своей работы.

Что касается пенсий рядовых граждан, не относящихся к классу VIP, то большинство из них до 2008 года не имело никаких пенсионных отчислений и, следовательно, не имело перспектив на получение трудовой пенсии в будущем. В соответствии с законом 2008 года об обязательной пенсии все израильтяне, работающие по найму, получили возможность обзавестись пенсионными отчислениями. Однако многие из них к тому времени находились уже в том возрасте (например, после 50 лет), когда до выхода на пенсию оставалось совсем немного времени и заработать «полновесную» пенсию было уже практически невозможно.

Понятно, что до ухода на пенсию в 67 лет человек, который начал делать пенсионные отчисления в 55 лет, успеет отработать только 12 лет. Даже если он получал заработную плату в размере 7000 шекелей в месяц, а это, подчеркнем, больше, чем реальная средняя зарплата по стране, так как половина трудящихся получает меньше 6600 шекелей в месяц (медиана), при выходе на пенсию такой наемный работник будет получать пенсию в размере 851 шекель в месяц. Это в 100 (СТО !!!) раз меньше пенсии уже упомянутой выше вдовы председателя раввинатского суда (который, кстати, при своей жизни, в соответствии с законом, вообще не делал пенсионных отчислений). Между прочим, пенсия этой вдовы равна сумме пенсий целой СОТНИ наемных работников, получавших заработную, выше реальной средней, и суммарно отработавших на благо государства 1200 человеко-лет (12х100).

О справедливости таких законов и о целесообразности их существования в Израиле каждый может судить сам в силу своих представлений о социальной справедливости.

И кстати, совершенно непонятно почему закон освобождает отнюдь не бедных высокопоставленных израильских чиновников очень высокого ранга от выплаты своей доли пенсионных отчислений на свою будущую пенсию?

Особенно дискриминационным в отношении малообеспеченных слоев населения страны является и порядок индексации пособий из «Битуах Леуми» по сравнению с порядком индексации бюджетных пенсий. Пособия из «Битуах Леуми» индексируются в начале очередного календарного года на величину индекса потребительских цен за прошедший год. При этом базовые пособия по старости составляют всего 16% (менее одной шестой части) от средней арифметической заработной платы по стране. Поскольку в 2014 году индекс потребительских цен был отрицательным (- 0,2 %), а в 2015 году отрицательный индекс был, по всей вероятности, еще значительно бОльшим (так как за первые одиннадцать месяцев прошедшего года он был равен минус 0,9 процента), то пособия из «Битуах Леуми» ни в 2015, ни в 2016 годах вообще не индексировались. (Речь здесь не идет о социальных надбавках, которые в декабре 2015 года были одноразово значительно увеличены).

Таким образом, получателям пособий из «Битуах Леуми», не получающим социальной надбавки, в 2016 году придется довольствоваться пособиями, размеры которых были рассчитаны на основе цен, существовавших еще в 2013 году. И это при постоянно растущих в последние годы ценах на повседневные товары первой необходимости.

Сама концепция индексировать пособия и небольшие трудовые пенсии для малоимущих граждан по индексу потребительских цен, принципиально не состоятельна, не справедлива и антисоциальна. Действительно, явный смысл такой концепции состоит в том, чтобы компенсировать беднейшим слоям населения их потери от роста цен. И в этом отношении к ней не может быть никаких претензий.

Однако реальный эффект от ее реализации однозначно негативный. Эта концепция не только не предполагает, но и фактически отрицает право наименее слабых слоев населения на какое-либо улучшение их положения в будущем. В лучшем случае, реальным результатом от ее осуществления на практике станет фактическое сохранение нынешнего, достаточно низкого уровня жизни для наиболее экономически слабых слоев населения на необозримо длительный период. Поэтому эта концепция аморальна и унизительна для слабых слоев населения. Она превращает эту категорию граждан в людей второго сорта, которые, якобы априори, не достойны повышения своего жизненного уровня. Она оскорбительна и для всего общества в целом, разделяя его подобным образом.

В то же время все государственные и бюджетные пенсии, все соглашения между профсоюзами и администрацией о повышении заработной платы предполагают не только компенсацию работникам имеющего место роста цен, но и повышение сверх этого на определенный процент заработной платы на улучшение качества их жизни.

В частности, бюджетные «мега-пенсии», которые привязаны к росту заработной платы, неплохо индексируются. Так, рекордная в стране пенсия, которая в 2013 году составляла более 86,5 тысяч шекелей, выросла в 2014 году до 88607 шекелей, то есть примерно на два с половиной процента. Непонятно, почему индексация социальных пособий и бюджетных пенсий производится по различным схемам. Индексация «мега-пенсий» привязана к росту средней заработной платы, которая, как правило, из года в год растет, причем гораздо быстрее индекса потребительских цен. Итак, налицо постоянно действующая чудовищная дискриминация в отношении бедных слоев населения в плане индексации растущей дороговизны жизни.

Исходная несправедливость, существующая в положениях об индексации социальных пособий и индексации «мега-пенсий», не может не вызывать естественного гражданского возмущения. Попытки объяснения этого откровенно антисоциального явления тем, что в госбюджете нет средств на индексацию пособий «Битуах Леуми» не выдерживают никакой критики. Ведь и «мега-пенсии» и пособия «Битуах Леуми» индексируются из одного и того же источника – госбюджета. При этом государство находит в бюджете средства на ежегодную индексацию пенсий, исчисляемых десятками тысяч шекелей, давая при этом каждому из их обладателей дополнительно многие сотни и даже тысячи шекелей. В то же время, оно почему-то не находит при этом в бюджете средств на индексирование пособий из «Битуах Леуми», хотя бы на десяток шекелей.

Невольно вспоминается легендарный Робин Гуд, который, видимо, в силу своих средневековых представлений о социальной справедливости, силой отнимал деньги у богатых, чтобы раздавать их бедным. Примитивное средневековье давно ушло в историю. У многих нынешних израильских политиков, живущих уже в другую, постиндустриальную эпоху, по-видимому, преобладает противоположная точка зрения на проблемы социальной справедливости. Ведь они, пользуясь своей политической силой, фактически отнимают в государственном бюджете деньги у бедных, чтобы раздавать их богатым.

Еще одна причина постоянного обнищания слабых слоев населения состоит в том, что индексация пособий, даже тогда, когда она имеет место, производится по общему индексу потребительских цен, который включает, в частности, и многие товары и услуги, которые иногда даже дешевеют, что снижает общий индекс потребительских цен. Именно это мы наблюдаем в последнее время (фактическое отсутствие общей инфляции, и даже дефляцию, о чем свидетельствует наша официальная статистика в последние два года).

Но будет не лишним подчеркнуть, что «малоемкая» потребительская корзина слабых слоев населения, в отличие от «безразмерной» потребительской корзины их обеспеченных сограждан, содержит весьма ограниченный список товаров и услуг (и, конечно же, это прежде всего продовольственные товары повседневного спроса), цены на которые постоянно растут. Поэтому индексация пособий по общему индексу потребительских цен не только не компенсирует малоимущим гражданам реальный рост дороговизны их жизни. Она ведет лишь к непрерывному ухудшению их материального благосостояния, к постоянно возрастающему разрыву в доходах между бедными и богатыми и дальнейшему росту социального неравенства в стране.

Уже неоднократно звучали предложения о разработке положения о минимальной потребительской корзине, индекс потребительских цен которой отражал бы реальное влияние инфляции на уровень жизни беднейших слоев, но эти предложения не находят поддержки у руководства страны. Нежелание властей разработать положение о минимальной потребительской корзине и о порядке индексации на ее основе пособий и мизерных пенсий фактически означает молчаливое согласие руководства на дальнейшее обнищание почти четверти населения нашей страны. Этот отказ влечет также за собой дальнейшее углубление пропасти между богатыми и бедными и дальнейшее усиление социального неравенства в стране. Напомним последние данные Центрального Статистического Бюро Израиля: 24 процента жителей страны официально названы бедными, абсолютное большинство из них – пенсионеры.

Конечно, существенное повышение с января 2016 года социальной надбавки к пособиям «Битуах Леуми» в какой-то мере смягчит отсутствие для части малоимущего населения реальной компенсации роста цен в последние годы. Но не следует переоценивать фактическое значение этого повышения. Во-первых, оно касается далеко не всех категорий граждан, для которых социальные пособия являются основным источником существования. Во-вторых, это разовое решение может только частично, а, главное, только временно смягчить ситуацию с бедностью в стране. Нет сомнения в том, что очень скоро постоянный и естественный рост цен на предметы первой необходимости, и прежде всего на продовольственные товары, «съест» эту прибавку и проблема вернется «на круги своя».

Поэтому необходимо кардинальное решение, которое смогло бы снять остроту проблемы компенсации дороговизны жизни для слабых слоев населения на длительный срок.

Представляется, что разработка «минимальной потребительской корзины» и порядка ее индексации (с обязательным учетом необходимости повышения жизненного уровня наиболее обездоленных граждан страны аналогично тому, как это делается в отношении всех остальных слоев населения) были бы способны решить эту чрезвычайно важную проблему на длительный срок.

(Окончание здесь)

 

Copyright © 2005 - 2016  pensiaolim.org  
Оформление, разработка и поддержка: Игорь Коган

Пишите нам по адресу admin@pensiaolim.org

Rambler's Top100       HotLog